Владимир Путин задумал передать Японии острова Хабомаи и Шикотан

Владимир Путин задумал передать Японии острова Хабомаи и Шикотан

Эксклюзив «Русской планеты»

«Курильский вопрос» не уходит с повестки дня из-за неоднозначных высказываний премьер-министра Японии Синдзо Абэ и отсутствия в течение нескольких дней реакции Москвы.

На мгновение показалось, что Россия готова передать Токио часть островов. «Русская Планета» решила откровенно поговорить на эту тему с доктором исторических наук, профессором Института стран Востока, приглашенным профессором Осакского университета экономики и права Анатолием Кошкиным.  

— Наш спор с Японией вокруг Южных Курил продолжается более 70 лет. Комментируя ситуацию, российские власти постоянно ссылаются на Декларацию 1956 года. При этом её оценки разнятся. Раньше она признавалась актуальным документом, а недавно Путин заявил, что Декларация нуждается в доработке.

— Напомню, что базовым документом остаётся советско-японская Декларация 1956 года. В статье 9 говорится, что СССР соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан. Но передача может быть осуществлена только после заключения мирного договора. Причём речь идёт не о возвращении островов, а об их «передаче», то есть это жест доброй воли Москвы.

Очень мало, кто обращает внимание и на другие важные факторы. Хабомаи — это не один остров, это территория из около 20 островов, морских камней и отмелей, которые омываются богатыми биоресурсами акваториями.

При Хрущёве, когда заключалась Декларация, отсутствовали введённые в мире в 1977 году 200-мильные экономические зоны. Если бы сейчас декларация была исполнена на условиях 62-летней давности, наша страна лишилась бы возможности добывать колоссальные природные ресурсы Тихого океана. Грубо говоря, нам пришлось бы покупать у японцев рыбу, которую мы сейчас спокойно вылавливаем и едим.

— В первой половине января мы стали свидетелями неоднозначных высказываний японского премьера Синдзо Абэ, из которых следовало, что Москва и Токио якобы согласовали вопрос о передаче Японии двух Курильских островов. Потом МИД РФ фактически опроверг данную информацию и вызвал японского посла. Что это было?

— Скажу прямо, я считаю, что президент РФ Владимир Путин уже давно вознамерился, передать Японии Хабомаи и Шикотан. Он не раз говорил, что подписанные и ратифицированные документы надо выполнять, при этом как бы выводя за скобки то, что японское правительство многократно нарушило дух и букву Декларации.

К тому же сам Хрущёв фактически аннулировал свои волюнтаристские обещания японцам, когда они в 1960 году вместо мирного договора на согласованных условиях, подписали с США военный союз, открыто направленный против нашей страны. Скорее всего, Путина в своё время воодушевил пример «успешного» урегулирования территориального спора с Китаем в 2004 году. Хотя это была очевидная уступка, так как КНР получила острова на Амуре и Уссури и ряд других приграничных территорий.

Однако с японцами так просто провернуть подобную схему не удалось. Токио настаивает на передаче всех четырёх островов (Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи). Конечно, ныне может показаться, что Япония готова согласиться на условия Декларации 1956 года, предполагавшей передачу двух островов, но, скорее всего, это просто уловка, дипломатическая хитрость.

В реальности ничего в позиции Токио не изменилось. Японцы, говоря о Хабомаи и Шикотане, не скрывают, что никогда не откажутся от своей «базовой позиции» о требовании и наиболее крупных и освоенных островов Большой Курильской гряды — Кунашир и Итуруп, на которые у них нет никаких юридических или каких-то иных прав.  

Даже если правительство Японии вдруг согласится  на реализацию Декларации 1956 года, то парламент не ратифицирует договор с Москвой. Не найдёт он поддержки и в японском обществе.

Япония не отступала от своего требования с 1990-х годов и не намерена этого делать сейчас. Например, при Ельцине по Курилам была выработана так называемая «козыревская формула» (глава МИД РФ в 1990-1995 годы Андрей Козырев. — РП) — «два плюс альфа». Она допускала передачу двух островов еще без заключения мирного договора и продолжение переговоров по двум другим.

Подобный подход — это откровенная сдача наших территорий и, к сожалению, я не могу сказать, что позиция Москвы кардинально изменилась с тех времён. Не исключаю, что Путин и Абэ действительно достигли каких-то предварительных договорённостей, которые влекут за собой передачу двух островов.

Поэтому, когда Синдзо Абэ начал намекать на то, что вопрос почти решён, он едва ли сильно лукавил. Обычно японские политики могут смещать акценты, но полностью искажать позицию партнёра, приписывать что-то от себя не могут.

Однако в российском обществе подобные высказывания вызвали совершенно справедливое негодование. Чтобы его успокоить, МИД РФ вызвал японского посла и выразил недовольство заявлениями японского премьера. Но подчеркиваю, моё личное мнение, что в ходе конфиденциальных бесед тет-а-тет двух лидеров определённые договорённости всё же были.

— А почему для Токио «курильский вопрос» настолько принципиален?

— Япония считает южнокурильские острова своей «исконной территорией». Но это неправда! Русские нанесли эти острова на карты Российской Империи как свои ещё во второй половине XVIII века. Японцы тогда даже ещё не владели островом Хоккайдо. Поэтому и оснований говорить о Курилах, как «исконных территориях Японии»  у Токио нет. Делается это исключительно в целях пропаганды, «обоснования» своих незаконных требований к нашей стране.

— Тем не менее, из ваших слов следует, что Япония с невероятным упорством отстаивает права на Южные Курилы.

— Во-первых, японцы очень упрямый, или скажем так, упорный народ. Это их отличительная национальная черта. Если они что-то задумали, то будут идти до конца. В то же время японцы отличаются необыкновенной рациональностью. Южные Курилы, как я уже говорил, это богатая природными ресурсами территория. Это и рыба, и энергоносители, и редкие металлы, необходимые в промышленности, не говоря уже об их важном стратегическом географическом положении. Конечно, Япония была бы рада получить такой лакомый кусок.

— После встречи Абэ и Путина в декабре 2016 года, когда было предложено прекратить «исторический пинг-понг», появились многочисленные сообщения о том, что японский бизнес якобы готов вкладывать инвестировать в те же Курилы, Сибирь, Дальний Восток. Абэ и японские бизнесмены зачастили на наши экономические форумы. Наверное, это нам очень льстило и на какое-то мгновение сложилось впечатление, что вот-вот настанет прекрасная пора, когда мы будем друзьями и будем вместе «процветать». Возможно ли это?

— Японский частный капитал очень тщательно взвешивает все риски. Ни при каких условиях он не будет вкладывать деньги в проекты, которые считает невыгодными. Об этом не может быть и речи. Поэтому будем честными — бизнес в восточных регионах нашей страны — это всё ещё для японского бизнеса рискованное предприятие в силу множества известных нам всем причин, по которым иностранные инвесторы не стоят в очереди, чтобы больше вложить в нашу экономику.

И вот вам обратный пример — успешное функционирование сборочных заводов корпорации Toyota и других японских автомобилестроительных компаний  в Ленинградской области. Данные  предприятия приносит японцам немалую прибыль. Повторяю, японцы будут вкладывать в Россию, только если сочтут это выгодным. Очевидно, что передача южных Курил такую ситуацию не изменит. Никаких дополнительных «бонусов» после территориальных уступок Россия не получит.

— Большой резонанс в России вызывали новости о том, что в случае передачи двух островов там могут появиться военные базы США. Если Москва действительно готова передать Хабомаи и Шикотан, то можно ли договориться с Японией об их нейтральном статусе?

— Нет, это абсолютно невозможно! Подобные сделки России вообще заключать ни с кем не стоит. Это порочная и, я бы сказал, преступная практика. Тем более мы уже набили шишек. Я имею в виду обещание, которое дали США Михаилу Горбачёву по поводу не расширения НАТО на восток. И что мы получили?

Даже, если запрет на размещение иностранных войск на Курилах  будет прописан в договоре, против чего, кстати, японцы, опасаясь реакции США, возражают, и Токио искренне будет стремится следовать ему, он всё равно ничего не будет гарантировать. Никакой гарантии Япония не может дать в принципе, потому что является протекторатом США. Как только Штатам будет угодно перебросить на Курилы войска, с мнением Японии особо считаться не будут.

Важное военно-стратегическое значение Южных Курил и проливов между ними— ещё одна веская причина, по которой их ни при каких условиях нельзя сдавать Японии. Проливы между островами — это  выход нашего флота в Тихий океан. Какой же смысл лишать самих себя возможности беспрепятственно выходить на просторы океана?

— Я могу ошибаться, но у меня сложилась впечатление, что Курилы, в том числе южные — это полузаброшенная территория. Ни СССР, ни Россия не смогли нормально освоить эти богатые земли и 200-мильную экономическую зону.

— Вы абсолютно неправы! Курилы осваивались в советское время, как в военном, так и в экономическом отношении, хотя и медленно. После распада СССР ситуация на островах была весьма плачевная, но с конца 1990-х годов она начала меняться в лучшую сторону. Я не так давно  был на Итурупе. Там построен современный аэродром и аэропорт, кладётся асфальт, быстро создаётся инфраструктура, и никакого запустения, как у нас нередко пишут недобросовестные люди, нет.

Миф про «заброшенные» Курилы распространяют сторонники передачи островов. К большому сожалению, в российских медиа утвердился ложный взгляд, будто Курилы — забытая Богом и никому не нужная земля. Происходят изменения в лучшую сторону, ныне уже реальность иная, и очень важно доносить это до россиян. Хотя, конечно, проблемы остаются и немалые.

— Не могу не спросить, а зачем Москва так рьяно гонится за мирным договором? Ведь 70 лет без него жили, и ничего не случилось.

— Риторика о важности мирного договора навязывается в первую очередь японской стороной. России он по большому счету не нужен, тем более ценой передачи островов. К тому же Япония — далеко не единственная страна, с которой у нас нет мирного договора. Например, нет мирного договора с нашим главным противником в войне — Германией. И этот факт почему-то никого не беспокоит. Гонка за подписанием мирного договора ценой потери российской территории — вредная затея, от которой давно пора отказаться.

— В чём же тогда заключается мотивация Путина? Ведь у президента, особенно после присоединения Крыма сложился имидж «собирателя русских земель».

— Путин, полагаю, рассчитывает, что в ответ на территориальные уступки японцы будут долго и щедро нас благодарить, на Россию прольются «иеновые дожди». Но это заблуждение. Благодарность, конечно, будет, но весьма недолго.

Говорят ещё, что, привлекая уступками Японию на свою сторону, Путин якобы хочет продемонстрировать Китаю наличие у Москвы некоей альтернативы в лице Токио, сбалансировать расстановку сил в регионе. Не думаю, что это было бы разумной политикой.

Япония — ближайший военный и экономический союзник США, стратегический партнёр во всех смыслах. А Китай — стратегический партнёр России, чем надо дорожить. Неслучайно же в Вашингтоне и Токио рассматривают дальнейшее сближение и сотрудничество, особенно в военной области, Москвы и Пекина «кошмаром» и главной «головной болью». Имея контакты с серьёзными людьми в Японии, знаю это не понаслышке. 

Биографическая справка:

Анатолий Кошкин — доктор исторических наук, профессор Института стран Востока, приглашенный профессор Осакского университета экономики и права (Япония), академик РАЕН, эксперт РАН, действительный член РГО, член исполнительного совета Российской ассоциации историков Второй мировой войны, член Союза писателей России.

Автор восьми научных монографий, в том числе: «Крах стратегии «спелой хурмы»» (1989), «Японский фронт маршала Сталина. Тень Цусимы длиной в век» (2004), «Россия и Япония: Узлы противоречий» (2010), «Курильский пинг-понг. 100 лет борьбы за Курилы» (2018).

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия