Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

«Король» Черкизовского рынка экстренно перебрался в Черногорию

Рэкет, рейдерские захваты, убийства конкурентов — трамплин к новой, интересной жизни в Италии или на лучших курортах Черногории, где, получив гражданство, прекрасно обустроились Тельман Исмаилов и его брат Вагиф.

Тельман Исмаилов — не просто человек, а метафора. Имея многомиллионное состояние он смог сделать начальника московского ГУВД своим личным «решалой», прибегающим по свистку для участия в «тёрках». Или зажигать звёзды на небосклоне эстрады и гасить их, расстреливая в автомобиле, как это случилось с Авраамом Руссо (сирийцем по имени Апрахам Ипджиан). А ещё уничтожать наивных «мафиози из 90-х» и надоедливых кредиторов в 2016 году.

Свои мерзкие дела Тельман Исмаилов вершил в «творческом тандеме» со своими братьями. А значит потенциал истории может быть не хуже, чем у «Крёстного отца» Марио Пьюзо, а замес круче. Гораздо круче.  

Как это стало возможным?

Однажды эпоха «чистого криминала», о которой рассказывают нам фильмы уровня «Брат» и «Брат-2», завершилась.

Ваганьковское и Новодевичье кладбище увенчали пафосные надгробия криминальных авторитетов. Им на смену новое поколение дельцов. Самым ярким преступно-властным сообществом были, пожалуй, азербайджанцы Исмаиловы, создавшие свой преступный синдикат.  

Тельман Исмаилов начинал свой «деловой путь» в 80-е, когда его главный покровитель Юрий Михайлович Лужков занимался выдачей лицензий на создание первых советских кооперативов. Уже в 90-е, когда Лужков стал мэром Москвы, благословив друга на свершения, ничего не стесняло Исмаилова от поистине кобмайнёрской расчистки территорий под мега-проект ушедших лет — Черкизовский рынок.

Его брат Вагиф Исмаилов обеспечивал родственнику оперативное прикрытие в роли сотрудника Главного управления уголовного розыска (ГУУР) МВД.

Другой брат — Фазиль — изменив «для приличия» две буквы в фамилии и став не Исмаиловым, а Измайловым, оказывал всестороннее содействие обоим в освоении новых территорий, являясь главой управы по району Сокол, впоследствии заместителем и даже «врио» префекта Северного административного округа Москвы.

— Власть пошла навстречу жителям. Будем решать актуальные вопросы! – пафосно заявлял Фазиль Марданович на камеру, вероятно, подразумевая главный вопрос — обеспечение проектов семьи, а также взятие под контроль торговых объектов на территории Северного округа, которые впоследствии перешли в его руки.

Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

Фазиль Измайлов

Правой рукой Тельмана и его старшим советником был Рафик, которого более мудрые братья принесли в жертву российским властям, сбежав за рубеж.

Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

Рафик Исмаилов

А это уже элемент непревзойдённого драматизма, раскрывающий характеры персонажей с другой стороны. И его сверхзадача рассказать о погрязшей в коррупции и кумовстве организованной преступной группировке, в которой законы распространяются только на простых россиян.

Бизнесмены, чиновник и милиционер

Ну, что ещё нужно для гарантий неуязвимости и параллельном сборе компрометирующих материалов на власть имущих, если такая уязвимость когда-нибудь наметится?

Завязка нового романа-бестселлера придётся на конец девяностых, начало нулевых, когда «азербайджанский Аль Капоне» Тельман Исмаилов начал наводить свои порядки в столице России, расчищая плацдарм для финансовых успехов расширяющегося Черкизовского рынка,

Несговорчивый проректор

Состоятельный гастарбайтер-миллионер методично уничтожал тех, кто стоял у него на пути. Сегодня в СМИ звучат мнения, что одним из них был Михаил Бодин, ведавший вопросами капитального строительства в Академии физкультуры и спорта. Много лет назад, в период развития Черкизовского рынка, у Исмаилова вышел с ним конфликт из-за площадей. На горе Бодина забор вуза был границей площадей академии и стоящего с ней бок о бок Черкизовского рынка. Вскоре после «конструктивного обсуждения вопросов» с Исмаиловым, Бодин был убит в связи с невозможностью достижения консенсуса.

Зарвавшийся певец

Чудом выжил певец Авраам Руссо, которого продюсировал Исмаилов, подобрав «сирийского соловья» в каком-то из борделей Лимасола. Вскормленный на деньгах Исмаилова артист задел «гордость и честь» Короля Черкизона. Чем? Да тем, что сокрыл от благодетеля часть заработка, почувствовав себя слишком самостоятельным. Наивный сириец посчитал, что можно приехать в Россию, раскрутиться за счёт Исмаилова с помощью продюсера Иосифа Пригожина, дать концерты на главной сцене страны (опять-таки, за счёт Исмаилова, загнавшего посмотреть на Руссо торговцев с «Черкизона») и… соскочить?

Не тут-то было. Из девяти пуль, выпущенных киллером в его машину, в ногу певца попали две. Кусочек металла (привет от Исмаилова!) до сих пор сидит в ноге, на которой Руссо должен пожизненно носить специальное компрессионное бельё, чтобы конечность не распухала.

Главарь «Коптевских»

Лидер этой организованной преступной группировки по кличке Лобан был «из новых» — тех, кому была не близка романтика 90-х. Андрей Лобанов имел солидный пост вице-президента ЗАО «Алькор». На свою беду он владел сетью оптовых рынков на севере Москвы, которые очень заинтересовали развивающего свою финансово-рыночную империю Исмаилова.

Тельмана Мардановича прельщали Дегунинский, Лианозовский рынки, а также торговые центры, расположенные на севере Москвы. Все перечисленные объекты держали «Коптевские».

Обсудив с братом Рафиком детали устранения в одном из принадлежавших последнему ресторанов, Тельман подписал приговор Лобанову, который вскоре был исполнен. «Вице-президент» «Алькора» был расстрелян вместе с телохранителем у подъезда дома № 66 по Дмитровскому шоссе.

«Братва»

«Встрявшие» в полемику с Исмаиловым наследники Лобана в составе семи человек из числа недобитых «Коптевских» были также безжалостно отстреляны. Пострадал и Лианозовский рынок, где в один из кульминационных моментов войны с криминалитетом вдруг ни с того ни с сего полыхнуло. Локализовать пожар насилу смогли 25 пожарных расчётов.

В нулевые и десятые годы нашего века благосостояние банды Исмаиловых росло в геометрической прогрессии. Дружба с мэром Москвы Юрием Лужковым, а также неслабая прикормка Тельманом Мардановичем начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина обрекли его на успех.

Методы, которыми банда Исмаиловых, достигала успеха (убийства и рейдерские захваты) делают разборки 90-х похожими на невинную игру в «Монополию».

Отныне «Коптевские» сидели, поджав хвост, а блистательный Рафик контролировал не только Дегунинские и Лианозовские торговые площади, но и рынок у стадиона «Локомотив».

Местные феодалы потихоньку начинали надоедать федеральным властям, взиравшим, как столица превращается в удельное княжество, где царят свои законы.

В какой-то момент Тельман Исмаилов допустил просчёт: посчитал своим святым долгом увековечить память о папе открытием семизвёздочного Mardan-Palace. Так назывался отель, от которого запало «ля» даже у видавших видов зарубежных отельеров. На открытие съехались не только российские звёзды уровня Филиппа Киркорова, который и сегодня, по версии СМИ, готов спеть на ночь колыбельную Тельману Мардановичу Исмаилову (правда, по телефону), но и знаменитости мирового масштаба – Ричард Гир, Моника Белуччи, Шэрон Стоун… Список далеко не полон.  

Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

Тельман Исмаилов – крёстный отец Москвы

Восхитительная кульминация романа. Не правда ли?

Но если вчитаться в «Поэтику» Аристотеля, то за кульминацией следует последний акт и развязка. В Кремле мрачно смотрели на то, как самый богатый азербайджанец России вбухал полтора миллиарда долларов в строительство настоящей сказки. И сказка эта возникла на турецком берегу, а не на месте устаревшей гостиницы «Космос», в близлежащем сортире у которой (на автовокзале) можно встретить разве что «печально-волшебную крысу».

Понимая, что благосостояние Тельмана Мардановича куётся на Черкизовском рынке, и грани дозволенного он давно перешёл, поплёвывая с высокой колокольни на судебные решения о закрытии «Черкизона», Владимир Владимирович на совещании по борьбе с контрабандой изрёк легендарное:

«Где посадки?»

«Гадюшник надо закрывать» — быстро согласился с Путиным глава СКП РФ Александр Бастрыкин.

«Решение должно быть принято на федеральном уровне», — сдался Юрий Михайлович, который ещё недавно пел Исмаилову дифирамбы: «Поднимем бокалы и осушим их до дна за этого молодого и красивого человека, пожелав счастья ему во всём!», а затем остервенело кромсал ленточку на открытии Mardan-Palace.  

И было ясно, что это начало большого конца. Представители «того самого ведомства», где служил Владимир Владимирович, всегда отличались тем, что действуют, улучив удобный момент.

Момент был очень удобный. Исмаилов, как раз, набрал кредитов на $200 млн в Банке Москвы, вложив средства в свои знаковые проекты – ресторан «Прага», деловой центр «Тропикано», а также торговый центр «ACT». Ну а уж содержание такой немыслимой махины, как Mardan-Palace, куда во время строительства завозили золото грузовиками, требовало капитальных вливаний.

Властного прикрытия Исмаилов лишился. Отправился в отставку ручной бульдог Владимир Пронин. Приказал «долго работать» Собянину Юрий Лужков, утративший доверие у президента Дмитрия Медведева после того, как уехал дышать свежим воздухом в разгар московского смога 2010 года, превратившего столицу в инфернальный город-призрак.

И… да. Банк Москвы в одночасье лишился самостоятельности, «слившись в экстазе» с ВТБ.

Чья это вотчина объяснять не нужно? В общем, погнали федералы городских.

Лёгкая паника обуяла Тельмана Мардановича и братьев…

Играя в доброго следователя на контрасте со следователем злым, Владимир Владимирович многообещающе заявил о том, что не видит ничего противозаконного в строительстве отеля на турецком берегу, но… хорошо бы деньги вкладывать в Россию.

И Тельман Исмаилов вознамерился было построить в Сочи ещё один Mardan-Дворец, реализовав султанские амбиции на российской земле и ублажив тем самым власть. Однако что-то помешало. Обещания своего он не сдержал, заявив впоследствии, что его интересы отныне лежат исключительно в турецкой плоскости.

Трагедия разворачивалась на наших глазах!

«Если государство говорит, что надо вкладывать деньги в Сочи, ты обязан вкладывать деньги в Сочи», — угрюмо произнёс ключевую фразу, объяснявшую всё, Игорь Бунин, руководитель Центра политических технологий. — «А если ты не выполняешь функцию социальной ответственности, ты оказываешься в числе потенциально наказуемых людей».

Простаивал Mardan-Palace. На банду Исмаиловых начали давить кредиторы. А братьям отдавать деньги в кризис, ой как не хотелось. И, действуя в традициях старой «доброй» эпохи, Исмаиловы решили, что дешевле убить, чем отдавать.

Назойливый Владимир Савкин, намекавший на наличие в его распоряжении компромата против Исмаиловых, был найден расстрелянным в собственном внедорожнике «Тойта Лендкрузер» на тридцатом километре Новорижского шоссе. С ним в автомобиле находился убитый за компанию предприниматель Юрий Брилёв. Этих людей устранил некто Мехман Керимов — бизнесмен из их окружения, доставленный к месту исполнения заказа Рафиком Исмаиловым.

Согласившийся на сотрудничество со следствием Керимов получил 13 лет. Рафик, которому родной брат, по версии следствия, заплатил за организацию убийства дельцов 2 млн долларов, также оказался в руках правоохранительных органов, и в данный момент следствие в отношении него завершено.

Остаётся дождаться приговора и убедиться, что сидеть Рафик будет не хуже, чем Цеповяз – как положено по российским законам. С крабами, выдержанным винцом, доставляемыми в камеру.

А что же Тельман и Вагиф?

После задержания Рафика и обысков, прошедших во владениях Исмаилова, Тельман пытался писать покаянные письма Путину (традиция, введённая покойным Борисом Березовским), а затем перешёл к угрозам и торгу. Политическое убежище во Франции, затребованное им год назад в обмен на компромат в отношении представителей силовых структур, ему не дали. Макрон не настолько туп, чтобы портить отношения с Путиным.

А вот в Черногории Тельману Мардановичу и средствам, которые ему удалось сберечь, были рады. Именно в этой стране в сентябре 2018 года заявили, что готовы выдавать иностранцам гражданство в обмен на инвестиции в экономику страны. Открытие программы стартовало 1 октября 2018 года.

Условия получения черногорского паспорта, в общем-то, привлекательны. 100 тыс. евро нужно отдать правительству, еще 250 тысяч вложить в экономику неразвитого региона страны (север Черногории) или 450 тысяч в экономику развитого (юг).

Ну, разве это деньги для нашего, понимаешь, Тельмана Мардановича, который на открытии Mardan-Palace, развлекал мировую аудиторию султанскими замашками – разбрасыванием пачек 500-евровых купюр?

Куда делся Вагиф? Вместе с семьёй он находится в Италии, которая в последние два года также либерализовала процедуру получения разрешения на постоянное проживание для состоятельных персон.

Что за развязка у «романа»?  

Судя по тому, что российская власть терпеливо дождалась, когда оба брата пройдут «точку невозврата» — получат иностранные паспорта, делающие невозможным с чисто технической точки зрения их возвращение в Россию, федералам и городским удалось договориться.

Если же эта теория не верна, то пройдёт год или два и к Тельману Мардановичу направятся русские туристы. Какова будет их официальная цель? Осмотреть прекрасные черногорские соборы? Или взглянуть на Колизей? Кто знает… Но тогда Исмаилову надо быть особенно осторожным.

Впрочем, это будет уже эпилог грустной истории о фактической безнаказанности отечественных толстосумов и преступном бездействии власти.

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия